Интервью

Андрей Петах: «Пластическая хирургия – это не волшебство»

9 декабря 2015 •

Андрей Петах: «Пластическая хирургия – это не волшебство»

Главный врач столичной клиники Gold Laser - клиники лазерной косметологии и пластической хирургии европейского уровня - врач-хирург первой категории, пластический хирург и кандидат медицинских наук Андрей Петах убежден, что пластическая хирургия XXI века отличается от пластической хирургии прошлого столетия. Сегодня она гарантирует клиенту результат – благодаря визуализации будущего образа, высоким технологиям, современному оборудованию и опыту специалистов.

  - В начале 2000-х годов основные международные форумы для нас как пластических хирургов проходили в Москве, - рассказывает Андрей Петах. - Став опытней, мы начали ездить в различные страны: Бразилию, Корею, Великобританию, Италию, США. Это съезды пластических хирургов, конгрессы и мастер-классы. Совмещение мастер-классов и конференций характерно для самых крупных форумов, которые обычно проходят раз в два года. Специалисты клиники Gold Laser побывали уже на пяти таких форумах. Последний раз - в Лас-Вегасе. Почему именно там, потому что концентрация и качество специалистов эстетической медицины в США наиболее высокие. Как отрасль современной медицины пластическая хирургия развивалась в первую очередь в Северной Америке. Неслучайно американские съезды приравниваются ко всемирным, таким, как съезд, который в следующем году состоится в Киото.

  - Как часто ваши специалисты посещают подобные форумы?

  - Минимум два раза в год. Это обязательная программа, то, что не обсуждается. Мы уже сейчас знаем, что в следующем году в июне будем в Милане, а в октябре – в Киото.

  - Какие изменения произошли в отрасли за время вашей работы в пластической хирургии?

  - В профессии я 16 лет, поэтому могу с уверенностью сказать: пластическая хирургия 21 века отличается от пластической хирургии прошлого столетия. Мы об этом знаем, и мы находимся в тренде. Сегодня пластическая хирургия гарантирована в плане результата – мы прогнозируем результат и визуализируем образ. И твердо говорим клиенту, что мы можем сделать, а что - нет. Иными словами, мы не можем сделать из чего угодно что угодно. Но наши возможности широки.

  В целом, важно понимать, что пластическая хирургия – это не волшебство. Есть изначальные данные, и есть возможности пластического хирурга. И обязательно существует алгоритм создания новой внешности, решения той или иной задачи. То есть мы берем какой-то определенный нос и говорим, что мы можем сделать. А потом рассматриваем этот нос под микроскопом и говорим: «Никто не симметричен, никто не идеален. Но мы приблизим вас к идеалу максимально, насколько это позволяет природа».

  Даже на фотографии в глянцевом журнале я могу разобрать любую модель по полочкам и показать, где у нее дорисовано, где у нее неправдоподобно, где у нее что-то сделано, а где я могу еще и предложить что-то сделать. Но, повторюсь, идеальной внешности не бывает. И чтобы добиться чего-то, нужно поработать над образом. А потом еще и поддерживать достигнутый результат: посещать косметолога, придерживаться определенной диеты, заниматься в спортзале.

  - Насколько сложными считаются ваши операции?

  - Любая операция для ответственного хирурга является сложной. А в пластической хирургии сложность в разы выше, и ответственность выше, особенно когда речь о лице. Люди бывают нетерпеливы, им не подходит, что есть реабилитационный период, что почему-то не сразу рассасываются швы, не в одночасье проходят отеки. Они хотят уже сегодня выглядеть как в журнале. Но даже самый быстрый результат – увеличение груди – требует терпения. Потому что грудь должна зажить, есть вероятность, что придется пошлифовать швы. В любом случае, в течение полутора-двух месяцев будут определенные ограничения в движениях.

  Таким образом, пластическая хирургия сегодня предсказуема, прогнозируема, в принципе управляема, но пластический хирург и клиент должны вместе работать на результат.

  Возвращаясь к сложности операций, хочу отметить, что в микрохирургии, которая является частью пластической хирургии, есть специальный раздел, посвященный тому, что хирург может делать за день, два, за неделю до операции, а чего делать нельзя. Эти рекомендации известны, но соблюдение их лежит в плоскости ответственности каждого отдельно взятого хирурга и клиники, в которой он работает. Например, нельзя накануне операции заниматься с отягощениями, так как крепотура, скованность мышц может помешать операции. Нельзя перед микрохирургической операцией употреблять кофеин и никотин. Есть и другие ограничения и запреты.

  Кроме того, накануне операции любой серьезный хирург просматривает технологию операции, фотографии из своего опыта, другие материалы – и это очень важная часть подготовки к операции.

   - А насколько операции безопасны?

  - Мы применяем малоинвазивные методы. Операции часто проходят под местной анестезией. Чтобы понять, отношение к вопросам безопасности в клинике Gold Laser, возьмем, к примеру, пластику век. Сегодня уже шесть лет как мы отработали технологию лазерной бифаропластики и по праву считаемся лидером в этом направлении. Именно лазеры в пластике век обеспечивают минимальную травматичность, максимальную безопасность и сокращение того периода реабилитации, в продолжение которого человек находится вне контакта с социумом.

  Поэтому нашим правилом являются минимальная травматизация, минимальный риск, минимальный реабилитационный период для всех операций и в первую очередь для лица.

  - Уместно ли сравнение пластического хирурга с художником?

  - Абсолютно неуместно, и поэтому я большой противник подобных сравнений. Мы не имеем права на творчество. Мы выполняем ту задачу, которую нам ставит клиент. Есть определенные анатомические пропорции человеческого тела. И как бы хирург ни рассказывал о своем творчестве, если соски после операции смотрят в стороны вверх или вниз, он может рассказывать что это красиво, но клиенту это не понравится. И это никоим образом не вписывается в общепризнанные анатомические, геометрические, физиологические параметры человеческого тела, которые являются предметом вожделения наших клиентов.

  Хотя бывают и такие заказы, что приходится возражать. Например, если меня просят сделать курносый нос, я отвечаю, что у курносости есть определенные геометрические параметры. И в учебниках все это уже описано. Там написано: «Угол между кончиком носа и верхней губой должен составлять 103-109 градусов у женщин и 90-100 градусов у мужчин». Человечество давно уже отработало анатомические параметры. И как ответственный пластический хирург я не имею права делать высоту кончика носа 120 градусов, изобретая какую-то новую красоту. Но если я буду подходить к делу как «художник», то почему нет?

  - Как отличить профессионалов пластической хирургии, от неучей и шарлатанов?

  - Время гиппократов, когда один врач делал все, давно прошло. Современная медицина очень специализирована. Но успехов в каждой области медицины добиваются те, кто работают в сообществе профессионалов, делятся опытом, заимствуют передовой опыт.

  В Украине есть ассоциация пластических хирургов, которая сертифицирует своих членов, следит за их работами, ростом, обучением. Поэтому нужно спрашивать сертификат. И проверять эту информацию – что совершенно не сложно при современных коммуникациях.

 - Существует миф о недоступности пластической хирургии для обычных людей.

 - Это действительно миф. Люди покупают новые автомобили, ходят в спортзалы, занимаются собой, чтобы стать привлекательней, повысить самооценку, быть успешней и, в конечном счете, счастливей. В этом контексте стоит обратить внимание на динамику ценообразования последних десяти лет в стоимости автомобилей и пластической хирургии. Авто подорожали, а пластическая хирургия практически нет.

 Мы стали доступней, специалистов сертифицированных сегодня больше. Но дело здесь не столько в деньгах, сколько в том, как человек к себе относится.

  - А как быть, если у человека нет средств для пластической хирургии?

 - Все зависит от ситуации. Например, мы часто делаем благотворительные операции – послеожоговые, врожденные деформации, после утраты конечностей. Последний случай связан с девушкой, которая потеряла кисти обеих рук. Когда возникла идея помочь, мы решили провести благотворительный аукцион, в том числе среди наших врачей и vip-клиентов, чтобы приобрести для нее бионический протез.

  Во всех остальных случаях воля человека к изменению собственной внешности означает также и волю к другим, более глубинным, психологическим и ценностным изменениям. И такому человеку не нужна бесплатная операция. Он сам хозяин своей судьбы, а мы просто профессионально ему помогаем в этом.
 

Все новости за

Загружаем курсы валют от minfin.com.ua